писатель Gabriel Garcia MarquezЛуна не давала уснуть. Между сном и реальностью ты как в подвешенном состоянии — одна часть тебя тянет в омут неги, где можно «восстановиться» (хотя и это под вопросом, может, сон — всего лишь переход в параллельный мир?). Другая часть тебя цепляется за тонкие ниточки реальности. Нет, не было интуитивного ощущения, что что-то происходит. Но что-то внутри упорно сосредотачивалось на тишине ночи. В такие минуты можно услышать звон. Звон колокола. Каждую минуту в мире кто-то умирает. Смерть — как и сон, возможно, лишь переход в иное состояние. Но каждая смерть, как и каждое рождение привносят в полотно мира свой уникальный нюанс. Штрих судьбы, отпечаток на всем человечестве. Иногда тишина бывает звенящей. Иногда колокол звучит слишком громко.

Сегодня ночью было нечто похожее. Сон улетучился, глаза открывались. Час отдыха был нужнее воздуха, но… рука нажала на кнопку ноутбука. Включить.

Поразительно все-таки, как человек совершенно точно на бессознательном уровне знает, как сделать другому больно. Также совершенно бессознательно он делает то, что требует его природа. И также бессознательно сталкивается лоб в лоб с тем, что его беспокоит. Интуитивно подключаемся к информационному полю или все-таки точно знаем, пусть лишь бессознательно?

«В Мехико в своем собственном доме в окружении близких умер Габриэль Гарсиа Маркес».
Ушел звуковик. Нобелевский лауреат, одна из ключевых фигур латиноамериканского «литературного феномена» 1960-х годов, представитель «магического реализма». Это так назвали авторский стиль Маркеса, в котором гармонично соединились обыденность и чудо, правда и вымысел, латиноамериканский фольклор и в то же время отстраненность и внутреннее одиночество автора.

Ушел звуковик, который точно знал, что «в сердце закоулков больше, чем в доме свиданий».

no comments

Leave me comment

шестнадцать − одиннадцать =